Приходское духовенство в Карелии в раннее новое время:
численность и особенности состава 

(по материалам писцовых и переписных книг)

Е. Д. Суслова
соискатель ИФ
специалист  Исследовательской лаборатории
локальной и микроистории Карелии

Научный руководитель доцент, к. и. н. И. А. Чернякова

На следующую страницу Suslova_2.htmlshapeimage_8_link_0
Первостепенное значение для решения поставленных задач имели массовые источники кадастрового характера — четыре писцовые, три переписные и одна дозорная книга. В каждой из них была зафиксирована информация об архитектурном облике и посвящении храмов, мимо которых проходили писцы. Состав сведений о различных категориях населения, в том числе о клириках и причетниках, определялся вниманием комиссии, прибывшей в край, к объектам налогообложения. Если в писцовых и дозорной книгах таковыми являлись деревенские участки и угодья, то в переписных книгах акценты сместились в пользу выявления людности подворий, учету лиц мужского пола — по прямой и боковой линии всех возрастов. Лишь для сравнительно небольшой части приходов, располагавшихся в юго-западных Заонежских погостах, нет возможности выявить максимально полно, насколько позволяют источники, изменения, происхо-дившие в церковной жизни в отдельные десятилетия. В частности, мы не имеем сведений за 1628—31 и 1678 гг. для пяти выставок Важенского (Святозеро, Лояницы, Шеменицы, Каковичи, Согиничи), и трех выставок Веницкого (Озера, Чикозеро, Каргиничи) погостов, включая околопогост-ские центры. Однако в целом, материалы кадастра, составлявшиеся с интервалом в двадцать-тридцать лет, создают, как подчеркнула И. А. Чернякова, уникальную возможность для исследования приходской сети в масштабе всего региона не менее чем в семи временных слоях*.  

* См. подр.: Чернякова И. А. Карелия на переломе эпох: очерки социальной и аграрной истории  XVII в. Петрозаводск: ПетрГУ, 1997. С. 45—64..http://illmik.petrsu.ru/Alkonost/personal/Welcome.htmlshapeimage_10_link_0
[ИСТОРИОГРАФИЯ ВОПРОСА] 
В интересующем ракурсе поставленная проблема не являлась предметом специального рассмотрения. Между тем историки внесли неоценимый вклад в исследование отдельных ее аспектов. Еще дореволюционные исследователи оценили источниковый потенциал писцовых и переписных книг. В частности, одним из первых архимандрит Сергий Тихомиров определил численность и структуру церковного причта приходов Карельского уезда, изложив собственные принципы анализа переписной окладной книги Водской пятины 1500 г. Новаторские разработки автора не получили в то время широкого отклика*. 
В советскую эпоху вопрос о численности духовенства с научной точки зрения, основанной на критике источников, призвал изучить д.и.н. Я. Е. Водарский. Исходя из факта о неизменном росте народонаселения, опираясь на доступные материалы, датируемые второй четвертью XVIII в., историк определил численность «церковно-служителей, монахов и монахинь» в 140 тыс. человек на начало века, указав, что «примерно столько же (или несколько меньше) их было в конце XVII века»**. Вопрос о численности духовенства в контексте изучения различных аспектов истории народонаселения отдельных регионов Русского Севера в XV—XVII вв., был поднят рядом исследователей, участвовавших в подготовке коллективной монографии — «Аграрная история Северо-Запада России», ставшей важной вехой в историографии русской истории средневековья и раннего нового времени. Среди очерков, оформленных в виде глав, изучению доли духовенства в составе местного населения уделили внимание Г. В. Абрамович, Н. Н. Масленникова, В. М. Воробьева. 
Особое значение для нашей работы имела монография И. А. Черняковой, а также одна из ранних публикаций автора, посвященные анализу численности и динамики народонаселения в крае в середине XVI — последней трети XVII в.*** Выводы, к которым пришла исследовательница, позволили оценить изменения, происходившие в численности духовенства и структуре церковного причта, в контексте истории всего региона. 
В последнее десятилетие появились статьи, посвященные изучению истории формирования приходской сети в эпоху Средневековья и раннего нового времени. В частности, Д. А. Баловнев, анализируя окладные переписные и писцовые книги новгородских пятин, определил общее количество церквей, а также выявил структуру причта новгородской земли в конце XV— первой половине XVI в. Обратившись к писцовым книгам Обонежской пятины 1497 и 1563 гг., автор сделал вывод о том, что «с течением времени церковные причты имели тенденцию к увеличению», но не обязательно «до полного штата»4*. Причт включал, согласно сведениям автора, священника и дьяка. Проскурницы редко помогали им, в основном в тех приходах, где «было легче найти подходящую женщину на эту роль». Точка зрения автора о незначительном представительстве дьяконов в составе духовенства восходит еще к идеям известного историка церкви П. В. Знаменского о том, что редко встречались кандидаты, обладавшие необходимыми «вокальными данными», а содержание оказывалось обременительным для прихожан5*. Особенностям формирования приходской системы в Воронежском уезде в первой половине XVII в. посвящена статья А. И. Папкова, основанная на сведениях, почерпнутых из работ В. Н. Глазьева, Э. В. Комоловой, М. Н. Тихомирова и Л. П. Никулова. Автору удалось выявить, что инициатива строительства храмов в начальную эпоху колонизации края принадлежала не только властям и местным жителям, но и клирикам 6*. 

* Сергий [Тихомиров], архим. Черты церковно-приходского и монастырского быта в писцовой книге Водской пятины 1500 г. (в связи с общими условиями жизни). СПб.: типография М. И. Акинфиева, 1905. 456, 115 с.
 ** Водарский Я. Е. Население России в конце XVII—начале XVIII в. М.: Наука, 1977. С. 82.
*** Чернякова И. А. Карелия на переломе эпох: очерки социальной и аграрной истории XVII века. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 1998. 295 с.; Чернякова И. А. Население Олонецкого края в XVII веке (по писцовым и переписным книгам) // Вопросы истории Европейского севера (социально-экономические проблемы): межвузовский сборник. Петрозаводск, 1988. С. 115—133.
4* Баловнев Д. А. Приходское духовенство XV— начала XVI вв. по новгородским писцовым книгам (численность и особенности состава) // Отечественная история. 2004. № 4. С. 136, 138.
5* Баловнев Д. А. Приходское духовенство… С. 137—138; Знаменский П. В. Приходское духовенство на Руси. Приходское духовенство в России со времени реформ Петра. СПб.: Коло, 2003. С. 199 (переизд. с изд. 1863 г.).
6* Папков А. И. Формирование сети православных храмов в южных уездах Российского царства в конце XVI— начале XVII в. / Исследования по истории Средневековой Руси: к 80-летию Ю. Г. Алексеева. М.; СПб., 2006. С. 220.http://illmik.petrsu.ru/Alkonost/personal/Welcome.htmlhttp://illmik.petrsu.ru/Alkonost/personal/Welcome.htmlshapeimage_13_link_0shapeimage_13_link_1